Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

тёртый хер

ЗНАМЕНИТЫЙ "СПИСОК КРЮЧКОВА" И ДРУГИЕ СЕКРЕТЫ ЛУБЯНКИ

Существовал ли в реальности «список Крючкова», в котором тогдашний руководитель КГБ перечисляет агентов влияния Запада в отечественных властных структурах?

— Конечно. И сейчас, наверное, подобный список у кого-нибудь есть. А что касается «списка Крючкова»… Такой список действительно был передан Крючкову. Он пошёл с ним к Горбачёву. Горбачёв отправил его к Яковлеву (в то время секретарь ЦК КПСС по идеологии — авт.)…

-… который был в том списке…

-… (Смеётся) …После смены власти зам генерального прокурора Лысейко приставал ко мне с вопросами по поводу «списка Крючкова»: «Вы получали такие документы?» Я отвечаю: «Не помню». Он опять: «А кто был в этом списке?» «Не помню». «Почему не помните?» Я говорю: «Понимаете, есть постановление Совета министров СССР и Центрального комитета середины 1930-х годов, которое запрещает правоохранительным органам накапливать материалы на руководящий состав государства». Лысейко открывает свою папку: «Да, есть такое постановление!» Я продолжаю: «Эти материалы передавались Крючкову, докладывались наверху, возвращались к нам и уничтожались». «И что, вы так и не помните ничего?» «Не помню». Он не отстаёт: «А чьи это были материалы?» Я отвечаю: «Вы хотели, чтобы я стал дважды предателем? Не получится. Я ничего не помню…»

В 1992 году в «Советской России» или в «Правде» была опубликована статья адвоката Князева, где прямо говорилось, что Дроздов не подтвердил данные о «списке Крючкова», Шебаршин (один из последних руководителей Первого главного управления КГБ СССР — авт.) тоже не подтвердил… Ну и не надо было нам его подтверждать. Зачем?

В ближайшие месяц-полтора выйдет книга, написанная одним из бывших военных контрразведчиков и бывшим сотрудником особого сектора ЦК КПСС Иосифом Борисовичем Линдером под названием «Легенды Лубянки. Яков Серебрянский». Про известного разведчика с трудной биографией. В этой книге даны в концентрированном виде все сложности нашего развития, начиная с 1917 года по конец Великой отечественной войны, которые никогда так не раскрывались.
http://ezolife.info/?p=8167

тёртый хер

«Рекорды животноводства России за 60 лет (1958–2018)» в блоге «Агропром и пищевая промышленность» -

Согласно текущим данным Росстата, по итогам 2019 г. производство молока должно превысить 31 млн т (+2,1% за 11 месяцев). Это соответствует уровню 1957 г., но в то же время нынешнее потребление, даже при максимальных оценках доли импорта, соответствует только производству 1965 г.
https://sdelanounas.ru/blogs/129239/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
тёртый хер

Как уничтожали советскую электронику » Могилевский портал

Наступили «святые» девяностые годы, на кремлевском троне обосновался туземный нарзанозависимый царек с менталитетом папаши Дювалье, с необычайной легкостью «отреформировавший» промышленность собственной страны до коматозного состояния.Вот типичный пример правления нарзанного царька: с 1932 года в городе Александров существовал радиозавод №3, выпускавший как военную, так и гражданскую продукцию. Именно в Александрове был начат выпуск легендарного телевизора КВН, а затем, в 1957 году, там же начался выпуск телевизоров популярной марки «Рекорд».Александровский радиозавод был градообразующим предприятием, на котором трудился каждый седьмой горожанин. Кроме того, благодаря радиозаводу были построены 8 детских садов, жилые дома, общежитие, стадион «Рекорд», дом культуры, профилакторий, медсанчасть, пионерский лагерь «Солнечный».В 1993 году телевизоры «Рекорд» были самыми продаваемыми в России, за счет невысокой цены успешно конкурируя с импортными моделями. Но из-за тяжелой экономической ситуации в стране, ставшей следствием ельцинско-гайдаровских «реформ», в 1994 году завод начал испытывать серьезные проблемы, а в 1997 году обанкротился.Вот так, за четыре года было уничтожено предприятие, пережившее войну и успешно работавшее почти шестьдесят лет. Наверное, не стоит лишний раз упоминать о том, что стало с трудовым коллективом и инфраструктурой.Последствия ельцинских «реформ» можно сравнить только с налетом фашисткой авиации на Александров или на взрыв в его центре тактического ядерного боеприпаса. Но если после налета фашистов Александровский радиозавод однозначно был бы восстановлен, то ельцинские «реформы» подобной роскоши не предусматривали. Умер – значит умер, всё, точка. Что и было официально констатировано 16 февраля 2006 года, когда Александровский радиозавод окончательно канул в лету.Аналогичный финал ожидал и знаменитое бердское производственное объединение «Вега». В 1941 году в Бердск был эвакуирован харьковский завод №296, в 1947 году Бердский радиозавод начал выпуск первых радиоприемников, а в 80-е годы аппаратура «Вега» была едва ли не самой популярной в СССР. Да что там в СССР – ряд моделей «Вега» экспортировался даже в Великобританию – европейского лидера Hi-Fi.Казалось бы, ПО «Вега» ожидало безоблачное будущее, но в начале девяностых заводу пришлось столкнутся с нечто гораздо более страшным, чем с фашистами. От последних харьковский завод успели спасти, но от ельцинско-гайдаровских «реформаторов» «Веге» эвакуироваться было банально некуда. И как результат – десятикратное падение выпуска продукции в 1995 году, сокращение сотрудников, неоплачиваемые отпуска и закономерный финал – банкротство в 1998 году.Двенадцатитысячный коллектив оказался вышвырнутым на улицу, а сама популярная марка аппаратуры «Вега» в кратчайшие сроки стала достоянием истории. Что бы было более понятно, чего лишилась наша страна, стоит провести прямые параллели с такими компаниями, как японские Aiwa и Sanyo, западногерманским Grundig, английскими NAD и Arcam, американскими Harman-Kardon.Список уничтоженных с 1992 года предприятий можно продолжать до бесконечности и если описать судьбу каждого из них, то материала наберется для издания целой книги. Впрочем, достаточно просто посмотреть на списки советских аудио-видео брендов, чтобы понять, какая колоссальная работа была проведена и сколько сил было вложено в их создание.Бытовую электронику выпускали на всей территории СССР, от Владивостока до Прибалтики, и за редким исключением все эти десятки предприятий были уничтожены. А те, которые чудом выжили, напоминают очень и очень бледные тени себя прежних. А уж что стало с бывшими сотрудниками этих предприятий и думать страшно.Даже на оккупированных в годы войны территориях нацистам требовались рабочие руки и работающие заводы. Немцы прекрасно понимали, какую ценность представляют захваченные производственные мощности, за которые они, между прочим, заплатили жизнями своих солдат.Но в «святые» девяностые годы предприятия с поразительной легкостью банкротились и закрывались, а инженеры и рабочие, многие из которых имели высочайшую квалификацию, попросту выкидывались на улицу, где перед ними стоял нехитрый выбор – либо переквалифицироваться в торговцев, челноков, охранников или бандитов, либо спиться или умереть от голода. Воистину — свободный и демократический выбор, полностью в духе новой России.Стоит отметить, что уничтожение отечественной электроники — это лишь один из десятков нокаутирующих ударов, что обрушили либеральные реформаторы на страну и народ. Такой деиндустриализации, которую страна пережила после 1992 года, не знала даже дважды побежденная в мировых войнах Германия. Не знала и Япония, на которую дождем сыпали бомбы американцы и против которой было использовано атомное оружие.После начала ельцинских «реформ» российский промышленный ландшафт очень быстро приобрел вид Сталинграда, с безжизненными, дымящимися руинами и полностью потерявшимися, дезориентированными людьми, не знающими куда бежать и как жить дальше.

https://mogilew.by/article/182315-kak-unichtozhali-sovetskuyu-elektroniku.html
тёртый хер

Создавать что-то сложное говнометарии не способны.

Оригинал взят у sergeeffff в Уралвагонзавод остался без западных станков
Флагман отечественного ВПК Уралвагонзавод не сможет приобретать станки из стран НАТО. Санкции распространились и на него.

Для завода это станет существенной проблемой, ибо отечественного станкостроения практически не существует. Например, в 1990 г. было произведено 74141 металлорежущих станков в 2016 г. - порядка 4000.

Программа перевооружения армии должна была коснуться станкостроения, ибо все эти груды металлов нужно на чем-то было обрабатывать. Однако этого не произошло. Или предприятия ВПК закупали полуфабрикаты за границей, или в лучшем случае приобретали там металлорежущее оборудование.

Сейчас на этом поставлена жирная точка. Уже не получится клепать Арматы на натовских станках. А создать собственные станки необходимого качества - это вам не пучок лука импортозаместить. Здесь нужны современные технологические решения.

P.S. Посмотрим, как наша коррупционная элита отреагирует на это ограничение. Создавать что-то сложное они не способны.

тёртый хер

Как закалялась (китайская) сталь?

Шэнь Вэньжун родился в 1946 году в деревне на берегу устья реки Янцзы. Он был подростком, когда умер отец, и мать осталась с четырьмя сыновьями и двумя дочерьми на руках. Так как семья Вэньжуна состояла в коммуне, а вознаграждение за труд в системе коммун выдавалось только в виде продуктов, то мать решила, что ему, - парню высокому и крепкому – место в поле, а не в школе.

Человек по натуре спокойный, рассудительный, и умный, Вэньжун скоро понял, что одним только старательным трудом в поле семью и себя не прокормишь, так как полученных продуктов семье хватало лишь на раз в день поесть. Скоро он заметил, что лучше в коммуне питались те ее члены, которые были в хороших отношениях с начальниками. Так что и Шэнь Вэньжун вскоре подружился с Чжан Вэньжуном, руководителем производственной бригады, и извлек из этих отношений выгоду по меньшей мере в двух решающих моментах.

Во-первых, время от времени Шэнь получал от Чжана подачки в виде еды. А во-вторых, и это самое главное, вскоре ему удалось взять у своего тезки рекомендацию для устройства на хлопковую фабрику, которая приняла решение принять на работу некоторое количество «грязных ног» (так называли сельских тружеников).

Прыжок вверх, который Шэнь совершил, перейдя из коммуны на фабрику, оказался очень важным шагом в его карьере. Рабочие получали зарплату, а не баллы за трудодни, как «грязные ноги». Они могли откладывать часть денег для накопления и имели перспективы продвижения по службе. Поначалу единственное, что отличало Шэня на текстильной фабрике, были навыки, приобретенные им на нелегкой сельскохозяйственной стезе: он мог ловко поднимать и перетаскивать тяжеленные тюки с хлопком. Но с течением времени стало ясно, что он заслуживает большего, чем быть просто разнорабочим. К середине 70-х годов, когда представился подходящий шанс, Шэнь им воспользовался.

На фабрике трудились тысячи рабочих...

Американские горки Гегемона-5. Наш сосед Китай-3г (shed)
тёртый хер

Ветряные заводы: история (и будущее) промышленных мельниц

Оригинал взят у wod_1958 в Ветряные заводы: история (и будущее) промышленных мельниц
Оригинал взят у lada_3 в Ветряные заводы: история (и будущее) промышленных мельниц
Вот нашла очень хорошую статью о мельницах. Начало расследования было положено здесь http://lada-3.livejournal.com/tag/мельницы



В 1930-х и 1940-х годвх, несколько десятилетий после появения парового двигателя, сделавшего энергии ветра устаревшими, голландские исследователи упрямо продолжали улучшение – и без того очень сложных традиционных ветряных мельниц. Результаты были впечатляющими, и нет сомнений в том, что сегодня армия ecogeeks может улучшить их еще больше. Имеет ли смысл оживлять промышленные мельницы и снова преобразовывать кинетическую энергию в механическую?
Collapse )

тёртый хер

МИНСЕЛЬХОЗ СКАЗАЛ: ПРИЕХАЛИ! Цыганская урбанистика или коневодство у ацтеков(с))))

Минсельхоз выдвинул инициативу по расширению применения тяглового скота в с/х. В частности, речь идет о лошадях, использование которых, по мнению авторов идеи, может сократить расходы фермеров на горючее. Некоторые высокопоставленные чиновники в министерстве считают, что «в ряде случаев использование лошадей для обработки полей значительно выгоднее применения малой сельскохозяйственной техники», пишут «Известия». Отмечается, что министерство включило эту идею в «Программу развития коневодства до 2020 года».
тёртый хер

Из дневника немецкого офицера

Оригинал взят у army_reporter в Из дневника убитого немецкого офицера
«...Бой за элеватор продолжается. Русские ведут огонь со всех сторон. Сидим в подвале дома, на улице находиться нельзя... Весь наш батальон по численности меньше штатной роты. Таких ожесточенных боев наши старые солдаты не помнят»


Реконструкция боя за Сталинградский элеватор в Северодвинске. 2012 год.

14 сентября 1942 года гитлеровские войска вышли в район Сталинградского элеватора, ставшего знаменитым символом ожесточенных боев за город. Напрягая все силы, здесь героически держали оборону остатки 35-й гвардейской и 131-й дивизий, а также других частей 62-й армии. Немцы яростными атаками стремились любой ценой овладеть элеватором и сбросить в Волгу защитников этого рубежа обороны.

Collapse )



тёртый хер

СССР уже в 50-е мог перегнать США

Об этом, кстати, писал в своих мемуарах Маршал Советского Союза Г.К. Жуков... matveychev_oleg в СССР уже в середине века мог перегибать Америку
СССР мог догнать и перегнать западный мир уже в середине XX века

Если б не было войны, или Как сорвался реальный план построения коммунизма 

Планы экономического развития Советского Союза на 40-е годы потрясали своим размахом. К сожалению, эти планы были перечеркнуты вторжением западных армий гитлеровской коалиции. Великая Отечественная война нанесла советской экономике такую рану, которую она смогла залечить лишь спустя несколько десятилетий. Но что, если бы её не было? Как жили бы наши дедушки и бабушки, не познавшие ужасов и разрухи войны? Как могли бы жить их внуки? 

Кино 

Тема советского прошлого стала невероятно популярной у создателей псевдоисторических телесериалов. И особую привязанность сценаристы и продюсеры питают к колоритным временам «культа личности». Чуть ли не ежемесячно нас радуют новой историей: суровый гражданин начальник из МУРа ловит распоясавшихся урок, супермены-контрразведчики пресекают очередную пакость фашистских диверсантов, а «невинно репрессированные» сбегают из-под ареста, чтобы попасть на фронт и защищать репрессировавшую их страну. 

Снимают на совесть, особенно старательно пытаясь изобразить жизнь того времени. Актеры сидят на табурете в облупленной кухне, корчат страшные гримасы и лихо опрокидывают «стопарики», по переулку ездит одна и та же «полуторка» (единственная на всю киностудию), а само место для съемок специально находят в забытых Богом депрессивных кварталах старой постройки, не видевших ремонта со времен их возведения. Казалось бы, полное сходство с оригиналом. Но постойте-ка! Неувязочка получается! 

Если все советские граждане либо по-черному бухали, либо воровали, как это показывают нам в кино, то кто же тогда в 30-х годах проводил колоссальную индустриализацию, а после войны поднимал страну из руин? Кто строил по триста крупных промышленных предприятий в год, кто возводил кварталы новых жилых домов, увеличив численность городского населения и размеры самих городов в разы? Да и где же эти новые дома, новые больницы и школы, где гигантские заводы с дымящимися трубами? 

Их нет на экране. Там есть только загаженная «коммуналка» в аварийном состоянии и её жильцы, которые вообще нигде не работают. Только пьют, воруют и пишут друг на друга доносы. Именно таким нам показывают сталинский СССР — мрачным, нищим, пребывающим в постоянной разрухе и атмосфере полной безнадежности. А ведь всё было совершенно по-другому! 

Разруха в головах 

Советский Союз 20-х годов очень напоминал нынешнюю Украину. С той лишь разницей, что тогда не было олигархов, которые захапали под себя все прибыльные предприятия для выжимания из народа сверхприбыли. Самих предприятий вообще было немного – прямо как сейчас! Но если украинцы 2/3 своих заводов профукали, пустив их на слом, то тогда их еще не построили. А то, что осталось от царского режима, берегли. Никому и в голову бы не пришло закрыть, к примеру, Путиловский (будущий Кировский) завод и перестроить его цеха в клуб досуга комсомольцев. За подобные идеи могли и к стенке поставить – как вредителя. 

В остальном же всё было, как и сейчас. Фракции власти и оппозиции ожесточенно грызлись друг с другом. В Харькове (столице нашей республики) украинизаторы увлеченно занимались «национальным возрождением». На поприще государственной политики вообще творился полный бардак: чуть ли не ежегодно менялись лозунги, праздники, герои. Самих праздничных дней в году, в конце концов, стало аж 18! Красными были не только революционные даты, но Рождество (его праздновали два дня) и Пасха (три дня), Вознесение, Троица, Успение и Преображение. Но на работе советской экономики это практически не отражалось, поскольку работы в стране просто не было. 

В 150-миллионной стране было всего 11 миллионов рабочих и служащих. При этом официальная безработица составляла около 10% (1,2 миллиона зарегистрированных), а неофициально назывались цифра на порядок большая. Половина городского населения точила ножи-ножницы, чистила обувь и продавала с лотков папиросы и леденцы. Остальные 120 миллионов человек, не имея возможности выехать на заработки за границу, выживали в деревне. В лучшем случае на своем натуральном хозяйстве, в худшем – батрачили на состоятельных соседей. 

В стране действительно царила атмосфера уныния и безысходности – оставалось только воровать и бухать. Однако это был досталинский СССР, и так продолжалось недолго. Уже в 1927 году троцкистская оппозиция была разгромлена, а спустя пару лет и изгнана — и бесконечные политические дискуссии во власти прекратились. Но советское правительство не стало расслабляться в атмосфере безмятежной «стабильности». Оно приняло грандиозный план развития советской экономиИ вместо того, чтобы тратить бюджетные средства на строительство резиденций с золотыми унитазами, оно вложило их, все до копейки, в индустриализацию страныки. . 

В современной Украине, заметим, делается всё наоборот: страну практически деиндустриализировали для того, чтобы кучка олигархов смогла нажить себе миллиардные состояния. 

От лопаты до экскаватора 

Сталинский план был прост: вместо того, чтобы продолжать сидеть на заднице и стонать о разрухе, все должны были подняться и начать работать, как в фильме «Председатель». Не на кого-то, а на самих себя. Тяжело пахать поле сохой? Построим же тракторный завод! Тесно жить трем семьям в подвале старого дома? Давайте построим кирпичный завод, а потом и новые жилые дома! 

Итог советской промышленной революции был впечатляющим. Уже в 1932 году безработица не только исчезла, но и пришлось дополнительно привлечь почти два миллиона рабочих. К 1940 году численность рабочих и служащих возросла до 31,2 миллиона, городское население страны выросло в три раза! Но рабочих рук все равно не хватало – тогда к работе привлекли заключенных, до того подметавших тундру вениками. Это в современных сериалах сталинские зэки валяются по нарам да лениво валят кедры тупыми пилами, в реальности они за год-два возводили в Сибири новые города и заводы. Работали не из-под палки, а за УДО, усиленную пайку, денежные премии. Некоторые оставались на стройках и после срока, вольнонаемными. 

Но работы всё равно было невпроворот, так что вскоре пришлось увеличить рабочий день с 7 до 8 часов, а рабочую неделю сделать семидневной (6 рабочих дней + воскресенье). Сегодня это, конечно же, растолковывают как невыносимое иго сталинской тирании, мордовавшей бедный несчастный народ. 

За две пятилетки в стране построили более 5 000 крупных объектов, среди них около трехсот таких гигантов, как Днепрогэс, Уралмаш, Азовсталь, Запорожсталь и Криворожсталь, ХТЗ и СТЗ, Турксиб, Московский метрополитен. Показатели роста промышленного производства (не в фиктивном ВВП, а в реальных тоннах и единицах) удваивались каждые четыре года. 

За десять лет была создана полная база собственного производства: от выплавки металла до выпуска станков и машин. В 1939 году СССР стал четвертой страной мира, способной самостоятельно производить любую продукцию любой сложности. И если первые заводы начинали строить лопатами да тачками, то через несколько лет на стройплощадках уже рычали советские бульдозеры и экскаваторы. 

Запад смотрел на фантастические достижения с ненавистью и восхищением. Уже в 1932 году британский банкир Джарви Гибсон писал: «Советская Россия движется вперед, в то время как много наших заводов бездействует и примерно 3 миллиона нашего народа ищут в отчаянии работу… Во всех промышленных городах, которые я посетил, возникают новые районы, построенные по определенному плану, с широкими улицами, украшенными деревьями и скверами, с домами современного типа, школами, больницами, рабочими клубами, и неизбежными детскими яслями». 

К 1940 году СССР изменился до неузнаваемости. Дымили трубами циклопические заводы, в городах выросли кварталы новых «сталинок», парки и скверы, уютные домики рабочих поселков, на полях трудились сотни тысяч тракторов и комбайнов. Появились пионерские лагеря, дома отдыха и санатории, практически с нуля создали общедоступную сеть развитой и бесплатной медицины, на порядок выросло число школ, техникумов, вузов. Это была уже практически другая страна, бухать и бездельничать в которой могли только генетические отбросы эволюции. Поскольку у всех нормальных людей появилась вполне достижимая цель в жизни: сделать свою жизнь лучше, как в материальном, так и в других отношениях. 

Однако в июне 1941 года на пути к этой цели встала война… 

Денег накопил – машину купил! 

Одним из главных упреков в адрес советского социализма был т.н. дефицит личных автомобилей. Хотя на самом деле ситуация была несколько иная: иметь машину хотели все, даже если она им была не нужна, но далеко не все имели возможность её приобрести, даже если бы они свободно продавались в магазине. Кстати, перед войной первые автомобили были выставлены на продажу в первых советских автосалонах. Очередей за ними не было. 

Тем не менее, сталинское правительство понимало, что одним общественным транспортом в такой огромной стране не обойтись. И уже в 30-е годы закладывало фундамент будущей автомобилизации СССР. Например, реконструкция старых городских улиц и строительство новых шло с учетом будущего интенсивного движения автотранспорта, хотя его массовый выпуск только планировался. Вот почему сталинские проспекты были такие широкие и такие пустынные. Но первым советским «народным автомобилем» стал вовсе не хрущевский «Запорожец». И даже не послевоенный «Москвич-401». 

Им стал «КИМ-10», серийное производство которого началось на Московском автозаводе в апреле 1941 года. План предусматривал собрать 50 тысяч автомобилей до конца года и затем выпускать примерно по сто тысяч в год в трех вариантах (2-х и 4-дверные седаны и фаэтон). Вроде бы и немного, однако, это план лишь по одному из автозаводов. А ещё был ГАЗ, которые планировал начать в 1941-42 гг. выпуск сразу четырех моделей легковых автомобилей: две малолитражки и два машины среднего класса общим «тиражом» от полумиллиона единиц в год. Ну, ЗИС мы рассматривать не будем, поскольку его полноразмерные «full-sized cars» шли по госзаказу. 

Это, заметим, был план только третьей пятилетки (1938-1942), который сорвала война. Пятилетки, акцент которой делался на строительство огромного количества заводов, производящих готовую продукцию, в том числе и для массового потребителя. Уже потом, во второй половине 40-х годов, намечалось запустить еще несколько автозаводов, увеличив выпуск техники в разы. Трудно сказать, мог бы СССР перегнать в этом автомобильную Америку, но выпускать полтора миллиона легковушек в год — запросто! 

Но с июня 1941 года о гражданских легковушках пришлось забыть, все автозаводы перешли на военный режим. А разбомбленный ГАЗ был вынужден даже отказаться от выпуска новых моделей грузовиков, разработанных еще перед войной (например, ГАЗ-51), и сосредоточиться на выпуске «полуторки» ГАЗ-АА, советском джипе ГАЗ-67, броневиках, легких танках. А потом в разоренной войной стране долгое время было не до личных легковушек, и к этой теме вернулись лишь в 50-х годах – вместе с вопросом о массовом жилищном строительстве. 

Жить стало лучше 

План 3-й пятилетки предусматривал увеличить темпы жилищного строительства до 35 миллионов квадратных метров в год. Учитывая, что сталинские нормы жилплощади были куда комфортнее последующих, это составило бы примерно 500-600 тысяч квартир. Конечно же, жилищную проблему стремительно растущих городов это бы не решило, хотя рост был налицо: так, в предыдущие две пятилетки за год в среднем строили около 15 миллионов «квадратов». 

Столь низкие темпы пояснялись двумя причинами. Во-первых, появившаяся строительная промышленность (кирпичные, цементные, бетонные и др. заводы) занималась, прежде всего, индустриализацией страны. Следующим по важности приоритетом была социальная сфера: больницы, школы, детские сады, санатории, дома отдыха, клубы. И только на третьем месте стояло жилье. 

Во-вторых, строили тогда не просто кладя друг на друга блоки и перекрытия, согласно типовому чертежу. Архитектурный стиль «сталинский ампир» известен жителям всех мегаполисов страны – эти дома до сих пор являются престижными. Дома в 3-6 этажей (часто с магазинами на первом) были скромнее, но все же выделялись индивидуальностью, а главное, комфортом: потолки в 3-4 метра, комнаты в 15-20 и даже 30 «квадратов», просторные прихожие и гардеробные, массивные каменные балконы, фигурные карнизы и лепнина. Даже дома (2-3 этажа) или одноэтажные многоквартирные коттеджи для простых рабочих отличались очень добротной постройкой и просторностью по сравнению с последующими «хрущевками». 

Как видим, при Сталине не стеснялись делить граждан на категории, избегая уравниловки. Специалисты получали очень высокие зарплаты (а также казенный автомобиль и оплачиваемую государством прислугу) и вселялись в шикарные высотки вместе с генералами, артистами, передовиками, полярниками и прочими знаменитостями. ИТРовцы, учителя, врачи, чиновники жили в домах второй категории, а рабочая семья вполне довольствовалась скромной квартирой возле родного завода. 

Разумеется, существовали и коммуналки, и бараки. Но их обитатели знали, что эти неудобства временные, и с нетерпением ждали своего или соседского расселения. Ведь освобожденные комнаты коммуналок отдавали семье ответственного съемщика, а бараки перестраивали в жилые дома на несколько квартир. Так было до войны, и на этой тенденции люди планировали свой будущее. К сожалению, перечеркнутое войной – понятно, что в разбомбленном Союзе коммуналки не только перестали расселять, но и напротив – стали обратно уплотнять. 

Во второй половине 40-х годов темпы жилищного строительства должны были взлететь в разы. Основная индустриализация и создание социальной инфраструктуры уже были бы выполнены, и освободившиеся мощности намечалось бросить на решение жилищного вопроса. Причем решили бы его быстро, поскольку это именно при Сталине зародилась идея массовой «индустриальной застройки». Суть ее была проста: на несколько лет возвести десятки тысяч жилых зданий из стандартных блоков, панелей и плит – как конструкторы. 

Однако эти «сталинки» по-прежнему отличались просторностью и изяществом. Воплотись эта затея в жизнь – мы бы имели не лабиринты из серых коробок тесных безликих «хрущевок», а продуманные кварталы (со скверами или клубами в центре) вполне пристойного жилья. Но сначала грянула война, потом был период восстановления разрушенного, а когда дошло дело до строительства нового, власть в руках держал уже затейник Хрущев, который счел чертежи «сталинок» слишком роскошными для пролетариата и выпустил печально известное постановление №1871 «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Оно повелевало строить дома в строгом спартанском стиле, без всякой наружной отделки, с минимальной жилой площадью, узкими лестницами, с картонными дверями, нависающим над самой головой низким потолком и совмещенным санузлом. 

Самое смешное, что прототип своих «хрущевок» генсек-кукурузник увидел… во Франции. Во время визита в Париж ему показали кварталы типовых домов для бедняков и мигрантов из Африки. Увидев это убожество, Никита Сергеевич восторженно загорелся идеей загнать в такое же гетто советский народ. До чего никогда не додумался бы Сталин… 

О вкусной и здоровой пище 

Как известно, Хрущев превратил в абсурд не только жилые дома («хрущевки) и автомобили («Запорожец), но и легкую промышленность Советского Союза, а также чуть не угробил пищевую отрасль. По сути, заложив этим под советский социализм мину замедленного действия, сработавшую в 80-х годах. 

Дело в том, что во времена сурового Сталина весьма большое развитие получила такая форма собственности, как кооператив (артель). По сути, это была разновидность бизнеса, только предприятие было собственностью работающего в нем коллектива, а не частного лица. Требования были просты: продавать качественный товар, честно отчитываться перед фининспектором и не заниматься «теневыми схемами». Так как неплохо заработать честным трудом было возможно, а наказание за жульничество было суровым и неотвратимым, то артельщики предпочитали все-таки вкалывать. 

Размеры артелей были разные: от слесарной мастерской до небольшой фабрики. В 1940 году в 114 тысячах кооперативах-артелях работало 1,8 миллиона человек, которые производили 40% всей мебели, 70% посуды, 85% обуви и одежды, 95% постельных принадлежностей (белье, подушки, одеяла), 100% всех игрушек и сувениров! 

Помимо этого артели вносили значительный вклад в снабжение страны пищевыми продуктами: 40% производства кондитерских изделий, 50% производства сыров и колбас, более 60% рыбного улова, 80% фруктовых соков и джемов, 100% продаваемых в магазинах лесных ягод, грибов, орехов. Магазины, торгующие кооперативными продуктами, были в каждом городе и поселке – народ захаживал туда купить к столу что-то вкусненькое, когда появились лишние деньги (цены в таких магазинах превышали государственные). 

Именно артели помогли после войны трудоустроиться многим инвалидам, не дав им опуститься в отчаянии и запое. Иные калеки своим трудом поднимались так, что становились видными зажиточными людьми, не обузой, а кормильцами своих семей. 

И вот в 1960 году Никита Хрущев счел эти артели пережитком буржуазного строя и велел их ликвидировать. Артели перепрофилировали в госпредприятия, посадив их работников на мизерную зарплату, из-за чего те просто перестали работать. А инвалидов и вовсе вышвырнули на улицу (кроме слепых), и они, с гармошками и кружками, заполонили вокзалы и рынки хрущевского Союза. Понятно, что в «снабжении рабочих и служащих» наступил долгий затяжной коллапс, который долго пытались исправить разными «продовольственными программами». Пока в 1988 году Горбачев не додумался вновь разрешить кооперативное производство и кооперативные магазины, ставшие фундаментом современной потребительской экономики. Вот только наши «артели» быстро стали ЧП и занимаются не столько производством, сколько перепродажей импорта. 

А ведь задумка Сталина была более масштабной. Планировалось всячески содействовать развитию производственной кооперации: помогать ей с помещениями и производственным оборудованием, закупками сырья и продажами готовой продукции. По сути, на плечи кооперации вообще должны были переложить заботу о полном удовлетворении спроса на целые группы товаров массового потребления. Вместо того, например, чтобы строить швейную фабрику, планировалось построить еще одну ткацкую, а её продукцию продавать кооператорам, которые бы уже ваяли из государственного ситца и сукна модные нарды для граждан. Государству меньше заботы, артельщикам – прибыль, гражданам – радость. Все довольны! 

Особо важным виделось расширение кооперации на селе, а также среди животноводов и рыбаков. В Москве собирались разделить сельское хозяйство на две части: крупные колхозы гарантированно обеспечивали бы государство стратегическими продуктами (зерно, масло, мясо), а многочисленные артели по своему желанию производили бы для горожан всё, что угодно: от варенья и маринадов до копченых балыков и изысканных вин. 

По сути, выполнение этого плана ликвидировало бы нехватку потребительских товаров уже в 50-х годах. В Советском Союзе наступило бы долгожданное изобилие, и людям бы осталось лишь побольше зарабатывать, чтобы купить себе вкусную еду, нарядную одежду, новую мебель, бытовую технику, автомобиль. В будущем не было бы никакого дефицита, кризиса социализма, недоверия к власти, развала Союза. Мы жили бы не в стране разваливающихся «хрущевок», среди хаоса дикого капитализма, а в красивых городах самого сильного и богатого государства на планете. Увы, проклятая война… 

Впрочем, у СССР был шанс всё начать заново. Отстать в своих планах лет на 15, но, восстановив страну после войны, продолжить стремиться к намеченному. Однако человек по фамилии Хрущев оказался хуже всякой войны…