Category: кино

тёртый хер

ЗНАМЕНИТЫЙ "СПИСОК КРЮЧКОВА" И ДРУГИЕ СЕКРЕТЫ ЛУБЯНКИ

Существовал ли в реальности «список Крючкова», в котором тогдашний руководитель КГБ перечисляет агентов влияния Запада в отечественных властных структурах?

— Конечно. И сейчас, наверное, подобный список у кого-нибудь есть. А что касается «списка Крючкова»… Такой список действительно был передан Крючкову. Он пошёл с ним к Горбачёву. Горбачёв отправил его к Яковлеву (в то время секретарь ЦК КПСС по идеологии — авт.)…

-… который был в том списке…

-… (Смеётся) …После смены власти зам генерального прокурора Лысейко приставал ко мне с вопросами по поводу «списка Крючкова»: «Вы получали такие документы?» Я отвечаю: «Не помню». Он опять: «А кто был в этом списке?» «Не помню». «Почему не помните?» Я говорю: «Понимаете, есть постановление Совета министров СССР и Центрального комитета середины 1930-х годов, которое запрещает правоохранительным органам накапливать материалы на руководящий состав государства». Лысейко открывает свою папку: «Да, есть такое постановление!» Я продолжаю: «Эти материалы передавались Крючкову, докладывались наверху, возвращались к нам и уничтожались». «И что, вы так и не помните ничего?» «Не помню». Он не отстаёт: «А чьи это были материалы?» Я отвечаю: «Вы хотели, чтобы я стал дважды предателем? Не получится. Я ничего не помню…»

В 1992 году в «Советской России» или в «Правде» была опубликована статья адвоката Князева, где прямо говорилось, что Дроздов не подтвердил данные о «списке Крючкова», Шебаршин (один из последних руководителей Первого главного управления КГБ СССР — авт.) тоже не подтвердил… Ну и не надо было нам его подтверждать. Зачем?

В ближайшие месяц-полтора выйдет книга, написанная одним из бывших военных контрразведчиков и бывшим сотрудником особого сектора ЦК КПСС Иосифом Борисовичем Линдером под названием «Легенды Лубянки. Яков Серебрянский». Про известного разведчика с трудной биографией. В этой книге даны в концентрированном виде все сложности нашего развития, начиная с 1917 года по конец Великой отечественной войны, которые никогда так не раскрывались.
http://ezolife.info/?p=8167

тёртый хер

ЖЕНЩИНА И РЕВОЛЮЦИЯ, "Гадюка" (1965) фильм

Лучший рассказ Алексея Толстого "Гадюка" экранизирован сразу после "хрущёвской оттепели" - в 1965 г.
Хорошо, что мышление "красного графа" не было замусорено навязчивым хрущёвским агитпропом и либеральными штампами конца ХХ в.
Вовсе не случайно главная героиня, дочь состоятельного купца-старовера, оказывается в стане большевиков. На самом деле рассказ Толстого, пожалуй, самое глубокое художественное осмысление социальных конфликтов прошлого и нынешнего столетий.
Впрочем, рассказ (и фильм) вовсе не про политику. Главная сюжетная линия выстроена на противопоставлении нескольких вариантов взаимоотношений полов: "изнасилование", "чистая любовь", "безответное чувство", "трезвый расчёт"... Хотя, может, эти самые многочисленные "варианты" и есть отражениие БОЛЬШОЙ ПОЛИТИКИ?


тёртый хер

Миссия в Москву / Mission to Moscow (1943)

Оригинал взят у telemax_spb в ДВЕ МИССИИ ДЖОЗЕФА ДЭВИСА.
Миссия в Москву / Mission to Moscow (1943).Бестселлер 40-х

На исходе 1941 года в Соединённых Штатах Америки вышла в свет книга Джозефа Дэвиса "Миссия в Москву". Этот человек был послом США в СССР, а точнее - личным посланником Франклина Рузвельта в советской столице, куда прибыл с вполне определённой миссией: добиться аудиенции у Сталина, глубоко изучить и проанализировать внутриполитическую обстановку в Советском Союзе и его внешнеполитический курс, а также собрать сведения по вопросам обороноспособности нашей страны. Деятельность Дэвиса на посту посла США в СССР продолжалась с января 1937 до весны 1938 года, т.е. пришлась на пик "политических репрессий", а потому личный посланник Ф. Рузвельта и его свидетельства о происходивших в ту пору событиях, а также сама его книга представляет огромный интерес. Недаром на своём личном экземпляре "Миссии в Москву" президент Рузвельт оставил такую надпись: "Эта книга - явление, она на все времена".

Отличающаяся высокой степенью документальности, она содержит на каждой странице ссылки на источник: дневник, личные письма, служебные записки... Ещё до выпуска этого бестселлера 40-х годов отдельные главы из этой книги печатались на страницах авторитетных американских периодических изданий "Нью-Йорк таймс мэгэзин" и "Таймс". Как горячие пирожки в короткое время разошлись 700 тысяч дорогих экземпляров в твёрдой обложке и полтора миллионов копий карманного формата по доступной цене 25 центов.

06 (2)Дэвис, "пятая колонна в СССР" и Сталин

Чем же привлекла американского читателя книга Джозефа Дэвиса? Для так называемого "среднего американца" на рубеже 30-х - 40-х годов СССР был по большому счёту ‘terraincognita’ (c одной стороны, установление дипломатических отношений с Кремлём после признания Америкой Советов в 1933 году, стажировка советских инженеров в США, расширяющиеся двусторонние связи в области культуры, встречи сталинских соколов - экипажей Чкалова и Громова на американской земле и другие позитивные моменты, способствовавшие нормализации американо-советских отношений, а с другой - страшные слухи о "принудительной коллективизации", "зверствах карательных органов", "политических репрессиях" ...) И американский обыватель с жадностью искал ответа на вопрос: "Так что это за зверь такой - советский человек, и какую роль в его каждодневной жизни играет Сталин?". Ибо именно с этим именем связывали во всём мире как положительное, так и отрицательное в делах и днях совершенно непостижимой планеты под названием СССР, интерес к которой резко подскочил после нападения на него фашистской Германии и особенно в дни перехода в контрнаступление Красной Армии под Москвой (а именно тогда вышла книга Дэвиса! - Л.Б.).

25 июня 1941 года, то есть спустя три дня после нападения Гитлера на Советский Союз, Д. Дэвис выступал с лекцией в Гарвардском университете. Его спросили, что бы он мог сказать о наличии в СССР "нацистской пятой колонны". Последовал короткий ответ: "Её больше не существует - все расстреляны".

В одном из писем, вошедших в книгу и написанных в апреле 1938 года, Дэвис писал по поводу процесса по делу "Правотроцкистского блока" и, в частности, Николая Бухарина: "Итак, сомнений больше нет - вина уже установлена признанием самого обвиняемого... И едва ли найдётся зарубежный наблюдатель, который бы, следя за ходом процесса, усомнился в причастности большинства обвиняемых к заговору, имевшему цель устранить Сталина".

Из письма Дэвиса государственному секретарю США: " 13 марта 1938 года примерно в 5 часов утра все обвиняемые на процессе были признаны виновными и выслушали приговор. Троих приговорили к тюремному заключению, а остальных к смертной казни через расстрел. Восемь человек, получивших расстрел,- это видные деятели, бывшие члены советского правительства, включая бывшего премьера, шесть бывших членов кабинета, одного из наиболее видных партийных лидеров и члена Политбюро, и, кроме того, - президента одной из союзных республик. К тюремному заключению приговорены бывший посол в Англии и Франции, бывший советник советского посольства в Берлине и один известный специалист в области сердечных заболеваний. В ходе ежедневного знакомства с показаниями свидетелей, их манерой давать показания, по моему мнению, совершённые обвиняемыми преступления доказаны... По общему суждению тех дипломатов, кто присутствовал на процессе, с полной очевидностью установлено существование значительной по своему характеру политической оппозиции и серьёзного заговора, что в какой-то степени проясняет непонятное развитие событий в Советском Союзе в течение последнего полугода...".

Опрос, проведённый институтом Гэллапа среди американских читателей в октябре 1942 года, позволил выявить их мнение, что главным достоинством книги "Миссия в Москву" и заслугой её автора является "достоверность информации о суде над заговорщиками, выступившими против Сталина".

[Читать далее]
Дэвис приходит к выводу, что советское руководство готовилось к войне не только путём наращивания оборонной мощи, но и путём тщательной чистки своих руководящих кадров, какой бы высокий пост они ни занимали: "У русских были свои квислинги, по аналогии с той же Норвегией, и они их уничтожили".

Джозеф Дэвис так описывает встречу со своим именитым тёзкой Иосифом Сталиным в 1938 году: "После того, как я покинул кабинет президента Калинина и перешёл в приёмную премьера, прошло всего несколько минут... и вдруг я просто остолбенел - в глубине комнаты открылась дверь и вошёл Сталин, с ним никого не было. Мне и в голову не могло прийти такое... Ни один дипломат не встречался с ним так, будь то в официальной или неофициальной обстановке. Фактически, он избегает встреч. Любая его встреча с иностранцем становится почти историческим событием.

Так вот, когда он вошёл, я, конечно, поднялся навстречу. Он тепло приветствовал меня, улыбаясь, держался очень просто, но одновременно величественно. Он производит впечатление человека сильного, собранного и мудрого. В карих глазах - тепло и доброта. Ребёнку бы понравилось сидеть у него на коленях, а собаке ласкаться у ног. Очень трудно связать воедино впечатление, которое он производит как человек добрый, мягкий и простой, и те события, что происходят здесь... Друзья его говорят, в этом меня заверил посол Трояновский, что всё это - меры вынужденные, для обеспечения защиты от Германии и что когда-нибудь весь мир узнает "об этом" и поймёт..."

90114Рузвельт экранизирует бестселлер

Не без ведома президента Рузвельта было решено бестселлер экранизировать. История создания этого фильма сама могла бы явиться темой занимательного чтива, тем более, что позиции Дэвиса противостояла позиция режиссёра фильма Кертица и продюсера Бакнера. Этих двоих раздражала, как они выражались "просталинская линия" автора книги, а Дэвис обвинял продюсера (и, разумеется, не без основания) в том, что он находится под влиянием американских троцкистов во главе с Дьюи, а режиссёра в том, что у него огромное количество советчиков из числа белоэмигрантов, покинувших Россию либо сразу после революции, либо даже задолго до неё, а потому не знавших тех изменений, которые произошли за два десятилетия бурного развития на их бывшей родине.

По воспоминаниям Бакнера, "споры с Дэвисом разгорались по самым разным причинам. Когда по настоянию Дэвиса в диалог ввели фразу о том, что Советский Союз не открывал военных действий против Финляндии в 1939 году, а лишь принял ответные меры, члены съёмочной группы обсуждали это не один день. Дэвис заявил, что располагает для такого заявления "неопровержимыми фактами", его оппоненты возражали. Но бывший посол настоял на своём".

Что касается концепции авторов фильма в отношении проводившихся в СССР репрессий, то Дэвис высказался за то, чтобы в картине была чётко очерчена вина тех, кто проходил по процессам 1937 - 1938 годов. Это вызвало резкий протест продюсера Бакнера (сочувствующего троцкистам!), что совершается "грандиозная историческая ошибка". Вопрос стоял ребром. Но тут Дэвис, поинтересовавшись, сколько средств уже вложено в данный фильм, достал из кармана свою чековую книжку и предложил выписать чек на миллион долларов, чтобы выкупить у братьев Уорнер готовую картину. Поскольку Дэвис был миллионером и вполне мог позволить себе такую покупку, эффект от его жеста был ошеломляющий. Правовладельцам фильма братьям Уорнер пришлось согласиться не отступать от трактовки этих судебных процессов в книге.

Дэвис через тогдашнего посла СССР в США М. Литвинова просил Сталина для обеспечения успешного завершения работы над кинофильмом "Миссия в Москву" передать в его распоряжение некоторые материалы советской документальной хроники, что и было сделано. Заключительные сцены фильма были сняты в марте 1943 года (после победоносного завершения Сталинградской битвы! - Л.Б.).Специально прибывшие в Голливуд из Вашингтона представители Американского бюро художественных фильмов при правительственном отделе военной информации ( оказывается, и "там" существовала жёсткая цензура - Л.Б.), приняли эту картину с таким заключением: "Данный кинофильм является достойным ответом на лживые заявления стран оси и их пособников, и ответ этот - правда, самое сильное пропагандистское оружие".

21 апреля фильм был продемонстрирован в Белом доме специально для президента Ф. Рузвельта и его окружения, а 22 апреля братья Уорнеры организовали в Голливуде просмотр для широкой рабочей аудитории. Реакция на фильм была положительной как в Белом доме, так и в среде рабочих.

Когда же фильм вышел в широкий прокат, первой подняла визг протроцкистская газета "Нью лидер". А вскоре и "Нью-Йорк Таймс" опубликовала идеолога троцкизма философа Джона Дьюи, который назвал "Миссию в Москву" "первым в Соединённых Штатах случаем тоталитарной пропаганды, рассчитанной на массовое потребление". В прессе началась ожесточённая дискуссия, но большинство американцев всё-таки склонялись к тому, что фильм подкупает исключительной правдивостью, и предупреждали, что "кое-кто не понимает, как легко можно стать жертвами нацистской пропаганды, если выступать за подрыв единства объединённого фронта союзных сил".

В мае 1943-го отношения между СССР и США стали заметно охлаждаться, так как Запад всё время откладывал открытие второго фронта, с чем Сталин мириться не мог. Джозеф Дэвис имел беседу по данному вопросу с Рузвельтом, и президент поручил ему возглавить новую миссию , которой вменялось в обязанность встретиться со Сталиным и убедить его в том, что США не изменяют своему союзническому долгу и готовы к тесному послевоенному сотрудничеству. Дэвис привёз И.В. Сталину копию своей картины и присутствовал во время просмотра ленты в Кремле. Перед началом сеанса Дэвис передал Сталину личное послание Рузвельта ("Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Документ № 83 от 5 мая 1943 г.) и сказал, что, по мнению президента, после просмотра фильма Сталин может прийти в "проамериканское настроение". Дэвис писал Гарри Уорнеру, что успех превзошёл все его ожидания: "Маршал Сталин и все присутствующие на просмотре высоко оценили картину".

Особенным успехом кинолента "Миссия в Москву" за пределами США пользовалась в Великобритании и Китае...

Фильм "Миссия в Москву" был тогда же просмотрен в логове Гитлера. Геббельс записал об этом в своём дневнике в мае 1943 года. Получив информацию о поездке Дэвиса в Москву, он назвал его "салонным большевиком" и "опасным типом". По указанию Геббельса, книга Дэвиса и ее автор стали объектом изощреннейших издевательств в германской прессе.

1285814057_0_3edef_ccf41048_orig"Чистка Голливуда".

Сразу же после окончания второй мировой войны при президенте Трумэне члены пресловутой комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, занялись тотальной жёсткой чисткой Голливуда, поставили вне закона все отснятые в Голливуде антифашистские фильмы ("Великий диктатор Ч. Чаплина, "Смертельный ураган" Ф. Борзеджа, "Дети Гитлера" Дмитрека, "Стража на Рейне" Шумлина, "Палачи тоже умирают" Ланга), а также картины, посвящённые героической борьбе советского народа с гитлеровской Германией, (такие, как "Песня о России" Ратова, "Северная звезда" Майлстоуна, "Битва за Россию", часть серии "Почему мы воюем" Капра и Литвака). Ну и, конечно же, не была обойдена и "Миссия в Москву", которая, как утверждала кровожадная комиссия Маккарти, была поставлена в Голливуде "по сталинскому сценарию". Они также утверждали, что коммунисты проникли в Голливуд, а поэтому их надо изничтожить - лишить всех создателей и актёров, участвовавших в этих фильмах не только работы, но и всех гражданских прав, превратив их в изгоев. Это означало победу реакционеров во внешнеполитическом курсе Америки, победу бывших изоляционистов, выступавших против сотрудничества с СССР, которые стали впоследствии ярыми сторонниками глобальной экспансии США (этот губительный прежде всего для самих Соединённых Штатов курс продолжается и до сегодняшнего дня! - Л. Б.).

Что касается самого Джозефа Дэвиса, то на обеде в Кремле, данном в его честь в мае 1943 года, Вячеслав Михайлович Молотов назвал его настоящим другом Советского Союза. Сам же посол в своей ответной речи поднял тост за Красную Армию, за советский народ и руководителей Советского государства, прежде всего, Иосифа Сталина. Именно Дэвис предложил увековечить подвиг героев Сталинграда, оставив его в руинах как памятник и построив рядом цветущий город.

В 1945 году, по предложению Иосифа Виссарионовича Сталина , Джозеф Дэвис, будущий организатор и почётный председатель Национального совета американо-советской дружбы за большой вклад в дело укрепления доверия между СССР и США в предвоенный период и во время войны был удостоен ордена Ленина.



Лев Балаян.
"Две миссии Джозефа Дэвиса"




Миссия в Москву / Mission to Moscow (1943).Миссия в Москву / Mission to Moscow (1943).

Уникальнейший американский фильм про сталинский СССР по книге посла США в СССР Джозефа Дэвиса Запрещенный после начала холодной войны и более 70 лет пылился на полках В фильме полностью разоблачен миф о необоснованности репрессий 1930-х и кровожадности Советского руководства.

«Миссия в Москву» (англ. Mission to Moscow) — военный фильм, выпущенный в 1943 году компанией Warner Brothers. Режиссёр фильма — Майкл Кёртис, автор сценария — Говард Кох, фильм снят по книге Джозефа Эдварда Дэвиса; композитор — Макс Стайнер, оператор — Берт Гленнон. В роли посла Дэвиса снялся Уолтер Хьюстон, в роли Марджори Дэвис — Энн Хардинг. Большинство актёров (кроме ролей семьи Дэвис) очень похожи на политических деятелей, которых они играют.

Сюжет

«Миссия в Москву» это хроника впечатлений о Советском Союзе американского посла Дэвиса, его встреч со Сталиным, и его общая точка зрения на отношения Советского Союза и Соединенных Штатов. Фильм снят в полудокументальном стиле. Фильм описывает взгляд Дэвиса на различные события в истории Советского Союза. Картина начинается с вступления настоящего посла Дэвиса: «Лидеры ни одной страны не были настолько ошибочно представлены и непоняты, как советское правительство в те критические годы между двумя мировыми войнами».

Книга

Джозеф Эдвард Дэвис, сторонник президента Франклина Д. Рузвельта и муж Марджори Мерривезер Пост, был назначен на пост посла Соединенных Штатов в Советский Союз (1936—1938) за помощь в предвыборной кампании Рузвельта. Существовало широкое мнение, что это назначение случилось вследствие интереса его богатой жены к жизни Екатерины II. В 1941 году Дэвис написал мемуары о своей работе послом. Фильм «Миссия в Москву» был снят по этой книге, однако картина и книга имеют несколько расходящихся между собой частей.

Советско-американские отношения (1917—1942)

Несмотря на то, что Соединенные Штаты официально признали СССР в 1933 году, в начале 20-го века американцы представляли социализм как опасность демократии. Октябрьская революция 1917 года и новые сталинские репрессии 1930-х годов подвели основу недоверия к Советскому Союзу перед Второй мировой войной. В июле 1942 года только 41 % американцев имели мнение, что Советскому Союзу можно будет доверять после победы. Этот процент был гораздо ниже тех, кто доверял Великобритании и Китаю: 72 % и 88 % соответственно. Сталинские пакты о ненападении, заключенные с Германией в августе 1939 года и с Японией в апреле 1941 года, ухудшили и без того шаткие отношения с Соединенными Штатами. Фашистская Германия была главной мишенью американского гнева и страха из-за её идеи мирового господства, отношение к Советскому Союзу было ненамного лучше. Историческая враждебность превратилась в большую проблему, когда интересы США и СССР совпали в 1941 году, после немецкой атаки на Советский Союз и японской атаки на Пёрл-Харбор.

Просоветская пропаганда и военное бюро информации

В начале 1940-х годов президент Рузвельт и правительство Соединённых Штатов стали союзниками СССР. Вслед за этим нужно было убедить американскую публику, что Советский Союз и Сталин были их друзьями. Американские продюсеры с готовностью стали работать над фильмами, чтобы удовлетворить народный интерес к Советскому Союзу и желание правительства представить СССР в более мягких тонах. В результате на экран вышли следующие картины: „Песнь о России“ компании Metro-Goldwyn-Mayer, „Три русских девушки“ компании United Artists, „Мальчик из Сталинграда“ компании Columbia Pictures и „Миссия в Москву“ — все фильмы были выпущены в 1943 году.

Пятая колонна в СССР глазами посла США

Лето 1941 г. Сегодня мы знаем, благодаря усилиям ФБР, что гитлеровские агенты действовали повсюду, даже в Соединенных Штатах и Южной Америке. Немецкое вступление в Прагу сопровождалось активной поддержкой военных организаций Гелена [Генлейна — С.]. То же самое происходило в Норвегии (Квислинг), Словакии (Тисо), Бельгии (де Грелль) … Однако ничего подобного в России мы не видим. „Где же русские пособники Гитлера?“ — спрашивают меня часто. „Их расстреляли“, — отвечаю я.
Только сейчас начинаешь сознавать, насколько дальновидно поступило советское правительство в годы чисток. Тогда меня шокировала та бесцеремонность и даже грубость, с какой советские власти закрывали по всей стране консульства Италии и Германии, невзирая ни на какие дипломатические осложнения. Трудно было поверить в официальные объяснения, что сотрудники миссий участвовали в подрывной деятельности. Мы в то время много спорили в своем кругу о борьбе за власть в кремлевском руководстве, но как показала жизнь, мы сидели „не в той лодке“.
„Миссия в Москву“ была уникальной картиной. Это был первый просоветский фильм этого периода; он задал тон всех последующих работ. Фильм был снят при непосредственном участии президента Рузвельта. Рузвельт обычно оставлял всю пропагандистскую работу для „Военного Бюро Информации“, однако, так как вопрос убеждения американской публики в дружественных намерениях СССР был крайне важен, а также благодаря своим дружеским отношениям с Дэвисом, Рузвельт лично одобрил создание „Миссии в Москву“. Рузвельт и Дэвис встречались несколько раз (июль, октябрь, ноябрь 1942 года и март 1943 года) для обсуждения хода съёмок картины.


Президент Рузвельт и историческая достоверность фильма

Вмешательство Рузвельта в производство «Миссии в Москву» объясняет правдивость исторических событий, описанных в этой картине. Сталинские репрессии, договор о ненападении с Германией и советское вторжение в Финляндию были показаны очень реалистично. Описание этих событий в фильме немного отличается от книги: например, если в книге вина жертв репрессий однозначно не доказана — в фильме они налицо виноваты. Например, в одном из писем, вошедших в книгу и написанных в апреле 1938 года, Дэвис писал по поводу процесса по делу «Правотроцкистского блока» и, в частности, Николая Бухарина: «Итак, сомнений больше нет — вина уже установлена признанием самого обвиняемого… И едва ли найдётся зарубежный наблюдатель, который бы, следя за ходом процесса, усомнился в причастности большинства обвиняемых к заговору, имевшему цель устранить Сталина». Дэвис о процессе Пятакова и Радека (17 февраля 1937 года): «Подсудимые выглядят физически здоровыми и вполне нормальными. Порядок процесса разительно отличается от того, что принят в Америке, однако учитывая то, что природа людей одинакова повсюду, и опираясь на собственный адвокатский опыт, можно сделать вывод, что обвиняемые говорят правду, признавая свою вину в совершении тяжких преступлений». Также фильм описывает сталинские репрессии как попытку очистить страну от сторонников фашистской Германии, а не истребление политической оппозиции. Дэвис в фильме, в конце сцены суда над «врагами народа», заявляет: «Основываясь на моей двадцатилетней судебной практике, я считаю эти признания правдивыми».

Встреча фильма в Соединенных Штатах

«Миссия в Москву» не был коммерчески успешным фильмом. Несмотря на то, что Warner Brothers потратили $250.000 на рекламу до выхода фильма на экран 30-го апреля 1943 года, компания потеряла около $600.000.

Награды

«Миссия в Москву» получил номинацию на Оскара как лучшая работа художника-постановщика/декоратора в черно-белом фильме.

Встреча фильма в Советском Союзе

Также как граждане США, наученные пропагандой, не были готовы забыть недоверие к Советскому Союзу и шаткую, как они полагали, разницу между гитлеровским фашизмом и сталинским социализмом, Сталин не был готов доверять Америке как новому союзнику. Взаимная помощь была логическим выходом, так как обе страны воевали с Германией, но нужно ещё было убедить Сталина в том, что союз с антигитлеровской коалицией мог быть выгоден его стране. «Миссия в Москву» была превосходным способом убеждения. Сталин был поставлен в известность об этой картине, и особенно о просоветской пропаганде в нём.[5] По мнению Рузвельта, известия о том, что фильм показывается на экранах Америки, могли помочь убедить Сталина в свежеиспеченных про-советских взглядах союзников. Вторая миссия в Москву посла Дэвиса началась в мае 1943 года — он получил задачу от Рузвельта представить фильм Сталину. Это была одна из первых попыток использовать кинофильм как дипломатический инструмент.
«Миссия в Москву» был первым голливудским фильмом, показанным советской публике, он был наиболее влиятелен именно в Советском Союзе. Эта картина объясняла сталинскую политику советским людям и также показывала жизнь за пределами СССР. В фильме можно было увидеть блеск и шик Америки, и прелестную Москву с ломящимся от товаров магазинами. Несмотря на то, что фильм был прокоммунистическим и прославлял Сталина, «Миссия в Москву» показала советским людям вкус капитализма и демократии.


После войны

Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности позже цитировала этот фильм как один из трех самых известных примеров просоветской деятельности в Голливуде. Другими двумя картинами, попавшими под подозрение, были «Северная звезда» компании RKO Radio Pictures и «Песнь о России» компании Metro-Goldwyn-Mayer. Автор сценария Говард Кох попал в «чёрный список» именно из-за «Миссии в Москву». Однажды компания Warner Brothers даже попыталась уничтожить все копии этого фильма. Но эта картина продолжает жить как пример пропаганды и её эффектов.
Долгое время невозможно было найти копию этой картины, однако Warner Brothers опубликовала сценарий, а книга посла Дэвиса также свободно доступна.
19 октября 2009 года фильм выпущен в США на DVD.


В ролях



  • Уолтер Хьюстон — посол США в СССР — Джозеф Дэвис

  • Оскар Хомолка — Максим Литвинов

  • Барбара Эверест — жена Литвинова

  • Мария Палмер — Таня Литвинова, их дочь, парашютистка

  • Джин Локхарт — Молотов

  • Фрида Инескорт — жена Молотова

  • Виктор Франсен — государственный прокурор Вышинский

  • Владимир Соколов — Михаил Калинин

  • Манарт Киппен — Сталин

  • Генри Дениэл — Риббентроп

  • Дадли Филд Мелон — Уинстон Черчилль

  • Клив Морган — Энтони Иден

  • Феликс Бах — Ялмар Шахт

  • Морис Касс — министр иностранных дел Югославии

  • Чарльз Троубридж — госсекретарь США Корделл Хелл

  • Джек Янг — президент США Рузвельт

  • Лейт Виппер — Хайле Селассие

  • Алекс Чивра — Пьер Лаваль

  • Роберт Фишер — фон Шуленбург

  • Ли Тунг Фу — Чан Тинг Фу, посол Китая

  • Курт Катч — генерал Семён Тимошенко

  • Хельмут Дентин — майор Каменев, сопровождающий посла

  • Роман Боэн — Крестинский

  • Джон Эббот — Гринько

  • Алекс Акимов — ОГПУшник

  • Константин Романов — ОГПУшник

  • Сид Чарисс — Галина Уланова, балерина

  • Сэм Голденберг — Троцкий

  • Дэвид Хофман — Радек

  • Иван Лебедев — Розенгольц

  • Алекс Мелеш — Пятаков

  • Даниэль Оско — Генрих Ягода, экс-глава НКВД

  • Константин Шайн — Николай Бухарин

  • Иван Трисолт — маршал Тухачевский

  • Марек Виндхейм — Сокольников

  • Леонид Снегов — Комодов, директор Харьковского завода


Интересный исторический факт: "Что касается концепции авторов фильма в отношении проводившихся в СССР репрессий, то Дэвис высказался за то, чтобы в картине была чётко очерчена вина тех, кто проходил по процессам 1937 – 1938 годов. Это вызвало резкий протест продюсера Бакнера (сочувствующего троцкистам!), что совершается «грандиозная историческая ошибка». Вопрос стоял ребром. Но тут Дэвис, поинтересовавшись, сколько средств уже вложено в данный фильм, достал из кармана свою чековую книжку и предложил выписать чек на миллион долларов, чтобы выкупить у братьев Уорнер готовую картину. Поскольку Дэвис был миллионером и вполне мог позволить себе такую покупку, эффект от его жеста был ошеломляющий. Правовладельцам фильма братьям Уорнер пришлось согласиться не отступать от трактовки этих судебных процессов в книге."